Борис Семенович Якоби

Движимый первым побуждением, я призвал служителя и велел ему сказать мне правду, упрекая в том, что он мне плохо служит. Его горячий протест навел меня на мысль решить вопрос о происхождении этих кусочков, сравнивая их внутреннюю поверхность с внешней поверхностью цилиндров. Начав это исследование, я тотчас же увидел несколько почти микроскопических царапин напильника на обеих поверхностях, точно соответствующих друг другу: вогнутые на поверхности цилиндра и рельефные на поверхности отделенного листка».
Гальванопластика явилась следствием этого тщательного исследования [Л. 14, л. 579—591]; письмо к Беккерелю Annates de Chimie et de Phisique, т. XI, стр. 238—248, 1867].
Тщательные исследования Якоби не проводились, однако, непрерывно. Как раз тогда, когда он дошел до обнадеживающего результата, перед ним открылись необычайно широкие перспективы в разрешении основной задачи, которую он перед собой ставил—построить электродвигатель для практических пригодных целей. Отъезд его в Петербург и работа в Комиссии для применения электромагнетизма к движению машин поглотили все его внимание. Однако, добившись еще в Дерпте таких результатов, которые не могли не стимулировать его дальнейших изысканий, Якоби не оставлял начатое им дело и довел его до конца.
В цитированном письме к Беккерелю Якоби отмечает, что в феврале 1837 г. он уже твердо установил:
1) что медь восстанавливается не только в виде кристаллических зерен, но и плотных листочков, которые пристают к электроду;
2) что частицы меди, группируясь вполне правильно, заполняют собою все углубления пластинки, служащей отрицательным полюсом.
В том же письме к Беккерелю и в публичной лекции в Париже Якоби указывает на следующую запись в своем дневнике, датированную 28 марта 1837 г.: «Начал серию опытов для подтверждения закона Фарадея относительно эквивалентности металлов и определенных действий гальванического тока. В данном случае я пользовался в качестве положительного полюса очищенным цинком и, желая одним выстрелом убить двух зайцев, я употребил в качестве отрицательного полюса, вместо обычного медного листка, — гравированную дощечку, которая служила для печатания моих визитных карточек. В результате, — рассказывает Якоби, — он получил «несколько кусочков гальванической меди, из которых самый большой имел очень ясный рельефный отпечаток моего имени».
По признанию самого Якоби, тогда, в 1834 г., он полагал, что до практического применения его открытия еще далеко, что для этого потребуются еще длительные исследования, которые отвлекут его от работы над электродвигателем. В дальнейшем, как писал он Беккерелю, он понял, что не нужно было «много трудов для того, чтобы ускорить это усовершенствование». В этом он убедился более, чем через год, когда в сентябре 1838 г. изготовил «хорошую гальваническую копию медной гравированной дощечки», которую и приложил в виде образца своего изобретения к письму к П. Н. Фуссу.
Несмотря на то, что международных телеграфных сношений тогда еще не было (в 30-х гг. делались лишь первые опыты в области электрической телеграфии), Якоби говорил, что сообщения об его открытии в иностранной прессе (немецкой, английской и французской) были опубликованы «с быстротой распространения, которая характеризует наш век».
Ободренный успехами первых испытаний электрохода (сентябрь 1838 г.), встретивших высокую оценку и одобрение, Якоби сообщил о своем новом изобретении Уварову, который тотчас же доложил об этом Николаю I.
Практическое значение нового изобретения было очевидно. Оно в скором времени оказалось весьма полезным в разрешении ряда задач, стоявших перед правительством России. Но и до того, как Якоби принялся за внедрение своего изобретения на практике, было ясно, что в России сделан очень важный шаг в деле практического применения электричества.
В столичной газете «С.-Петербургские ведомости» [Л. 21] было напечатано сообщение, называвшееся: «О новом открытии, сделанном профессором Якоби»: «Гальванические снаряды, — говорилось в нем, — изобретенные и устроенные профессором Якоби, для приведения в движение электромагнитных машин, послужили ныне поводом к открытию чрезвычайно замечательного и вместе с тем очень простого способа получать посредством гальванизма медные доски, на которых изображается выпукло то, что на оригинале выгравировано вглубь».
«...Не подлежит, как кажется, ни малейшему сомнению, — писала в заключение газета, — что этот способ, доселе никем не знаемый, со временем принесет большую пользу в практическом или техническом применении. На первый случай довольно важно и то, что мы получаем теперь возможность делать с гравированной медной доски, ежели она не слишком велика, сколько угодно выпуклых снимков, потому, что она не подвергается никакому химическому повреждению. Очень вероятно также, что вместо медных досок с выпуклыми изображениями можно их делать и из благородных металлов».
«Побочное» изобретение Якоби принесло ему больше славы и материального благополучия, чем какие-либо другие его труды. Гальванопластика тотчас же стала предметом внимания ученого мира и сразу же прочно вошла в тактическую жизнь. Образцы своих изделий Якоби послал виднейшим ученым того времени. Хранящиеся в Архиве Академии наук СССР ответные письма Фарадея, Гумбольдта, Эрстеда, Грове и многих других ученых красноречиво свидетельствуют о том, как было принято открытие Якоби и как высоко его ценили в научных кругах.
Особенно интересна переписка Якоби и Фарадея. На посланном Фарад ею экземпляре гальванического изделия Якоби начертал: «Фарадею от Якоби с приветом» (Faraday from Jocobi with his compliments)10. При этом Якоби приложил весьма пространное, содержащее результаты ряда его исследований в разных научных областях письмо, датированное 21 июня 1839 г. Фарадею письмо Якоби показалось необычайно интересным и важным, и он почти целиком послал его в Philosophical Magazine, где оно было напечатано под заглавием: «О способе производства копий с награвированных пластинок при помощи вольтаического действия; о получении смешанных газов для друммондова света при помощи электролиза, о применении электромагнетизма в качестве движущей силы в навигации и об электромагнитных токах» [Л. 4, стр. 331—335].

10 См. примечание сына Б. С. Якоби — Н. Б. Якоби — к русскому переводу письма к Фарадею (Записки Русского Технического общества, т. XXIII, № 4, стр. 11—15. 1889).

Страница 10 из 14«««67891011121314»»»
Опубликовано: 27 Ноября, 2014  23:28 Просмотров: 8392 Печать
Поделиться
Значки
Быстрый выбор издания
Поиск по сайту
Поиск по оглавлениям журналов